Вентцель Татьяна Николаевна – первый реставратор по тканям ГМИИ

В марте 1963 года на должность помощника реставратора в Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина (ГМИИ) была зачислена Татьяна Николаевна Вентцель (1937 г.р.)1, окончившая Московский художественный учебный комбинат по специальности педагога по вышивке. По воспоминаниям Татьяны Николаевны, при приеме на работу ее художественные вышивки, получившие дипломы на выставках конца 1950-х – начала 1960-х годов, внимательно изучили С.С. Чураков – заведующий реставрационной мастерской ГМИИ (реставратор станковой и монументальной масляной живописи) и М.А. Александровский (реставратор скульптуры и памятников декоративно-прикладного искусства), совмещавший реставрационную деятельность в музее с работой в Государственной центральной художественно-реставрационной мастерской2. Под их руководством Т.Н. Вентцель предстояло освоить реставрационное дело.

До прихода Татьяны Николаевны в ГМИИ не было реставратора, специализировавшегося в области сохранения музейных тканей, хотя необходимость в нем ощущалась с момента открытия музея, так как в его собрании находятся уникальные произведения ткачества (древнеегипетские и коптские ткани, шпалеры XVI – второй половины XX века). Иногда консервацию тканых экспонатов выполняли реставраторы другой специализации, так, в 1920-1930-е годы реставратор скульптуры В.Д. Сухов окантовал ткани из коптской коллекции3. В некоторых случаях, например, для очистки и укрепления гобеленов и древнеегипетских тканей, музей приглашал реставраторов по тканям из других музейных организаций4. Такие специалисты были в Центральных государственных реставрационных мастерских, а после их закрытия в Государственном Историческом музее. С середины 1940-х годов, после возобновления деятельности Государственной центральной художественно-реставрационной мастерской (ГЦХРМ), за помощью в реставрации тканей музей стал обращаться к ее сотрудникам5.

Поскольку "недостаточное количество хорошо обученных реставраторов, особенно в области скульптуры и прикладного искусства", являлось "одним из существенных препятствий к дальнейшему повышению уровня реставрационного дела", в ГЦХРМ началась подготовка новых кадров реставраторов, "путем стажирования по заранее разработанным программам"6. Благодаря стажировкам, проводившимся опытными реставраторами музейных тканей, в начале 1960-х годов в реставрационных мастерских музеев стали появляться специалисты, способные самостоятельно выполнить очистку и укрепление исторического и художественного текстиля. Неслучайно, что такой специалист был востребован и в реставрационной мастерской ГМИИ, ведь в это время в музее главным хранителем был А.А. Губер, возглавлявший с 1961 года Комиссию по аттестации реставраторов, а в реставрационной мастерской работал М.А. Александровский, руководивший работой Секции скульптуры и прикладного искусства в той же Комиссии. О подготовке в отечественных реставрационных центрах и художественных музеях специалистов, хорошо знающих историю искусств и способных выполнить научно-обоснованную реставрацию, А.А. Губер говорил на IV международной конференции ИКОМ, состоявшейся в 1963 году в Ленинграде7. Именно в этом году и пришла на работу в ГМИИ Т.Н. Вентцель.

Татьяна Николаевна считает, что особую роль в ее становлении как художника-реставратора сыграл Михаил Александрович Александровский. Он брал с собой молодого сотрудника на все реставрационные советы в ГЦХРМ и московские музеи. На них Татьяна Николаевна знакомилась с проблемами, возникающими при очистке и укреплении исторических и художественных тканей, и приобретала опыт в их решении.

Первое задание на реставрацию сорока шести экспонатов из коллекции коптских тканей, полученное Т.Н. Вентцель, включало подробное описание операций: "Раскантовать стекла, промыть. Внутренние поверхности перед окантовкой протереть этиловым спиртом и просушить. Клей с тканей удалить, увлажняя его дистиллированной водой, и снимать через фильтровальную бумагу. Вновь окантовать между стекол с прокладками, соответствующими толщине ткани. Тринадцать тканей сделать срочно, ввиду отправки их на выставку в ФРГ"8. Работа с этой частью коллекции под наблюдением С.С. Чуракова и М.А. Александровского продолжалась с марта по май. Всего в течение года было отреставрировано 130 коптских тканей, часть из которых дублирована на тонкий газ. Кроме них, в том же году были очищены, дублированы и монтированы между стеклами три фрагмента погребальных эллинистических пелен с росписью9.

В 1964 году для выставки прикладного искусства потребовалось отреставрировать два испанских кресла с вышитыми спинками XVII века, два французских кресла XVII века (одно из них обито гобеленовой тканью, другое – тканью с аппликацией), гарнитур 1800 года из замка Мальмезон (диван, пять кресел, четыре стула с шелковой обивкой) и два английских стула XVIII века. Все шелковые обивочные ткани требовали укрепления на дублирующей основе, а гобеленовую ткань следовало реставрировать штопкой10. Проба на текучесть красителей ветхого голубого шелка оказалась положительной. Перед тем, как приступить к очистке и укреплению обивочных тканей на испанских креслах, Татьяне Николаевне пришлось проконсультироваться у ведущего специалиста по тканям ГЦХРМ М.П. Рябовой, а при реставрации большеразмерной ткани с дивана ей была оказана помощь в мастерской Оружейной Палаты. Сложность работы по сохранению обивочных тканей XVII-XVIII веков, "соответствующая квалификации реставратора, а в отдельных случаях и старшего реставратора", а также "интерес, внимание и тщательность", с которой её выполнила Татьяна Николаевна, была отмечена М.А. Александровским в служебной записке на имя С.С. Чуракова11, после которой Т.Н. Вентцель была переведена на должность реставратора и получила право на самостоятельную работу.

В последующие годы Татьяна Николаевна завершила очистку и укрепление всех коптских тканей, поступивших в музей из собраний отечественных коллекционеров, что позволило опубликовать каталог этой части коллекции12.

К 1967 году она дважды проходила стажировку в ГЦХРМ у М.П. Рябовой. За реставрацию коптских тканей IV-IX веков, испанского шитья XVI-XVII веков, французских тканей конца XVIII века и других памятников в том же году она была аттестована как художник-реставратор по тканям первой категории13.

Одной из самых интересных работ Татьяна Николаевна считает реставрацию мумии Гора-Ха III тысячелетия до нашей эры. В хорошем состоянии был только воротник-ожерелье, но общая сохранность экспоната была неудовлетворительной: бинты на ногах и голове мумии сильно рассыпáлись, а от сетки из бисера и стекляруса, покрывавшей всю мумию, сохранились только верхняя и нижняя часть. На реставрационном совете в мае 1968 года было принято решение о подклейке бинтов и необходимости восстановления рисунка сетки по сохранившимся фрагментам. Татьяна Николаевна внимательно изучила прием низанья, и, собрав бисер в саркофаге и на поверхности мумии, перенизала его на лавсановую нить14. Мумия Гора-Ха, экспонирующаяся в Египетском зале, является одним из древнейших экспонатов музея.

В 1969 году возникла необходимость в реставрации гобеленов для запланированной на 1972 год выставки. С.С. Чураков согласовал тридцатидневную стажировку Т.Н. Вентцель в Эрмитаже15. Стажировалась Татьяна Николаевна на памятниках Эрмитажа у заведующей лаборатории реставрации тканей Н.С. Пинягиной, а кроме этого познакомилась с работой над гобеленами, выполнявшимися в Русском музее реставраторами высшей категории Т.М Бургазлиевой и М.М. Чутниковой.

С 1971 по 1975 год Татьяна Николаевна отреставрировала ряд гобеленов, среди которых "Аллегория Надежды" (Нидерланды, XVI в., 4,20 х 5,30 м), "Сад любви" (Фландрия, XVI в., 3,55 х 5,08 м), "Деревенская пирушка" (Брюссель, XVIII в., 3,24 х 5,73 м), "Встреча Исава с Иаковом" (Нидерланды, XVI-XVII вв., 2,54 х 3,45 м). Удалялись общие поверхностные загрязнения, пятна, следы старой реставрации. В некоторых случаях, когда из-за опасения, что красители могут потечь, реставрационный совет принимал решение о безводной очистке (например, с использованием бензина). Неоднократно Татьяна Николаевна обращалась за помощью к реставраторам по тканям музеев Московского Кремля (Н.П. Ярмолович и Н.Ф. Сотцковой), имевших специальное оборудование для этой операции. После общего дублирования и укрепления мест с разрывами, нитями (близкими к оригинальным по цвету и качеству) на гобеленах восполнялись утраты. Для лучшего распределения веса гобеленов при экспонировании были спороты монтажные кольца и пришиты специальные "карманы" ("рукава"), в которые должна была вставляться металлическая или деревянная планка16.

В текстильной реставрации большую роль играет цвет дублировочного материала. Во время работы над гобеленами, в 1971 году, Т.Н. Вентцель освоила технику крашения тканей естественными красителями с протравами по методу, предложенному Е.Ф. Федорович17. Теоретические занятия на семинаре, организованном ГЦХРМ, проводила А.К. Ёлкина, а выкраски Татьяна Николаевна делала в мастерской ГМИИ (альбом выкрасок хранится в ее личном архиве).

Очередная стажировка Т.Н. Вентцель состоялась в мае 1975 года во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени академика И.Э. Грабаря (так стала называться центральная мастерская с 1974 года). Во время стажировки Татьяна Николаевна была привлечена к реставрации, начавшейся еще в 1973 году, ‑ работе над археологическим материалом: двумя кафтанами XVIII века восточного покроя и шелковыми вязаными чулками из раскопок гробницы грузинского царя Теймураза II в Успенском соборе Астраханского кремля18. Ткани кафтанов (нижнего из шелка зеленовато-оливкового цвета с вытканными золотом букетами цветов и верхнего из золотой парчи с цветочными мотивами с подкладкой из синего атласа) потемнели, пожелтели и были жесткие, а металлические нити покрыты коррозией (только "кое-где проблескивали сохранившиеся участки парчи без налета окислов")19. Реставратор ГМИИ под руководством А.К. Ёлкиной выполнила очистку, дублирование и укрепление шелковых тканей.

В Государственном музее изобразительных искусств Т.Н. Вентцель проработала семнадцать лет. Благодаря ее внимательному отношению к археологическим и художественным тканям были сохранены уникальные памятники собрания. В конце XX – начале XXI века реставраторами по тканям были усовершенствованы методы очистки и укрепления музейного текстиля, однако многие ткани, к которым прикоснулись руки Татьяны Николаевны продолжают оставаться в том же виде, в каком она передала их на хранение.

_____________

1. Сведения биографического характера содержатся в личном деле Т.Н. Вентцель (ОР ГМИИ. Ф. 5. Оп. 4. Д. 211).

2. Отечественная реставрация в именах. 1918-1991 гг. – М., 2010. – С. 419, 23.

3. ОР ГМИИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 624. Л. 2, 12; Д. 640. Л. 10об.

4. Отдел рукописей (ОР) ГМИИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 765. Л. 35, 37; Ф. 5. Оп. 1. Д. 575. Л. 15, 55-56об.; Д. 1277. Л. 1-3, 8.

5. Архив Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря. Д. 109. Протокол от 02.03.1954; Д. 129пост. Протокол от 28.11.1955; Д. 139. Протокол от 21.02.1956.

6. Губер А.А. Подготовка и аттестация реставраторов в СССР// Доклады на конференции ИКОМ по вопросам реставрации 16-21 сентября 1963 г. – Л., 1963. С. 9.

7. Антонова И. Обсуждаются вопросы реставрации// Творчество, 1963, № 12. С. 8.

8. ОР ГМИИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2102. Л. 37.

9. Там же. Л. 45-49.

10. Там же. Л. 51.

11. ОР ГМИИ. Ф. 5. Оп. 4. Д. 211. Л. 12.

12. Шуринова Р.Д. Коптские ткани. – Л., 1967.

13. ОР ГМИИ. Ф. 5. Оп. 4. Д. 211. Л. 17, 27.

14. Протокол № 15 реставрационного совета от 14.05.1968// ОР ГМИИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2102. Л. 66.

15. ОР ГМИИ. Ф. 5. Оп. 4. Д. 211. Л. 19.

16. ОР ГМИИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2539а.

17. ОР ГМИИ. Ф. 5. Оп. 4. Д. 211. Л. 21.

18. Архив ВХНРЦ. Оп. 1. Д. 344пост. Л. 95.

19. Архив ВХНРЦ. Оп. 1. Д. 328пост. Л. 15-17.