ДВАЖДЫ СПАСЕННЫЕ

Фотовыставка «Дважды спасенные» организованна совместными усилиями Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина и Российского центра науки и культуры в Ченнаи (Индия). Выставка, приуроченная к 75-летию Великой Победы, из-за ситуации с коронавирусом будет открыта 3 сентября 2020 года. На ней будут представлены фотографии, показывающие результаты многолетней работы реставраторов музея с предметами искусства, которые пострадали в годы Второй мировой войны.

По окончании войны в 1945 году в ГМИИ им. А. С. Пушкина поступили художественные ценности, вывезенные из Германии в Советский Союз в качестве компенсаторной реституции. В первое послевоенное десятилетие усилия музейных специалистов — хранителей и реставраторов — были направлены на спасение шедевров живописи Дрезденской галереи, многие из которых требовали немедленных реставрационных мероприятий.

В начале 2000-х годов научные сотрудники музея и реставраторы мастерской прикладного искусства приступили к изучению и реставрации памятников античного искусства, в том числе большого количества обгорелых и деформированных фрагментов и обломков керамики, металла, кости и стекла. Результаты многолетней работы коллектива реставраторов из нескольких музеев и специализированных мастерских Москвы были продемонстрированы на выставках ГМИИ «Археология войны. Возвращение из небытия» (2005) и «Искусство Древнего Кипра» (2014). За 10 лет было восстановлено и отреставрировано более 750 музейных предметов. В 2015 году совместно с Музеем Боде был начат проект реставрации бронзовых скульптур Донателло, а также произведений других мастеров западноевропейской скульптуры эпохи Возрождения.

Фотовыставка «Дважды спасенные» представляет лишь небольшую часть отреставрированных в мастерских Пушкинского музея предметов из фонда перемещенных культурных ценностей — 30 фотографий уникальных произведений античного и западноевропейского прикладного искусства. Созданный специально для этого проекта раздел на сайте отдела реставрации ГМИИ познакомит вас с историей музейных коллекций, судьбой отдельных памятников и замечательными результатами работы реставраторов, благодаря мастерству которых памятники мирового значения обрели вторую жизнь.

Музей кайзера Фридриха

Государственные музеи Берлина — одно из самых старых и разветвленных музейных объединений в Западной Европе. История берлинских музеев началась с художественного собрания бранденбургских курфюрстов — так называемой кунсткамеры, сформировавшейся в конце XVI века. В течение последующих веков собрание непрерывно пополнялось, что привело к разделению его на несколько музейных коллекций. Сформировавшиеся на основе кунсткамеры, собрания предметов естественной истории и античного искусства превратились в отдельные музеи, а наиболее ценные предметы декоративно-прикладного искусства составили собрание Берлинского замка. Девятнадцатый век ознаменовался открытием множества новых музеев, построенных знаменитым архитектором Карлом Фридрихом Шинкелем (1781–1841) и его учениками. Для публики открылись: Королевский музей (ныне — Старый музей, 1830), Новый Музей (1855), Национальная галерея (1861), в XX веке получившая наименование «Старая Национальная галерея» после того, как была открыта «Новая». Продолжило эру бурного строительства на Музейном острове возведение Музея кайзера Фридриха.

С самого начала Музей кайзера Фридриха задумывался как музей искусства итальянского Возрождения, ведь в Берлине к этому времени была собрана едва ли не самая значительная за пределами Италии музейная коллекция итальянской скульптуры и живописи. Инициатором и вдохновителем идеи создания музея со своим зданием и коллекцией был Вильгельм фон Боде (1845–1929) — искусствовед и музейный деятель, многие годы ведший беспрецедентную кампанию по приобретению предметов искусства в Италии и за ее пределами. В интерьерах новооткрытого музея нашел отражение вкус Боде как собирателя: живопись, скульптура и предметы декоративно-прикладного искусства выставлялись вместе, что отличало обстановку музея от традиционной. Отдельные залы, такие как Ротонда или Базилика, были попыткой воссоздать архитектуру и внутреннее убранство итальянских церквей. Другие, наполненные множеством мелких предметов, становились своего рода кабинетами редкостей, напоминавшими интерьеры домов частных коллекционеров.

Через несколько лет очередь расширять помещения дошла до берлинского Античного собрания — в 1910 году на близлежащей территории началось строительство Пергамон-музеума. Помимо знаменитого Пергамского алтаря в нем были выставлены коллекции Переднеазиатского музея и Музея исламского искусства. C 1930 по 1939 год рядом располагался Немецкий музей, в котором были представлены шедевры немецкой скульптуры.

Бункер в парке Фридрихсхайн

С началом Второй мировой войны руководство Государственных музеев Берлина озаботилось вопросом сохранения ценностей из музейных коллекций. В 1939 году экспозиции на Музейном острове были закрыты для публики, памятники упакованы и подготовлены к транспортировке.

Большое количество самых разных произведений искусства — античного, западноевропейского, азиатского и иного — было размещено в нескольких хранилищах в Берлине и его пригородах, считавшихся безопасными. Первоначальный план немецкого военного командования не предполагал, что город подвергнется атаке с воздуха, однако уже в августе 1940 года первые бомбардировки Берлина английскими военно-воздушными силами показали, что это не так.

Ответом на воздушную угрозу стало сооружение в трех крупных парках Берлина — в Зоологическом саду, Фридрихсхайне и Гумбольдтхайне — так называемых флактурмов — массивных бетонных сооружений размером около 60×60 м, оснащенных зенитными орудиями. Место размещения (вдали от городских домов) и высота башен были продиктованы необходимостью иметь широкий сектор обстрела. Прозванные проектировщиком Фридрихом Таммсом «стреляющими соборами», зенитные башни имели к тому же немалый идеологический смысл — они должны были символизировать колоссальную военную мощь, вносить успокоение и надежду в души горожан. За их архитектурное оформление отвечало бюро Альберта Шпеера, который лично обсуждал эскизы с Адольфом Гитлером.

Техническое устройство каждой зенитной батареи требовало кроме основной орудийной башни иметь на небольшом расстоянии от нее еще одно укрепленное сооружение, откуда велись наведение и радиолокация. Эти многоэтажные постройки с железобетонными стенами около двух метров толщиной получили название «ляйттурмов» («башни управления»). Их окна и двери имели стальные щиты толщиной 5–10 см с массивными запорными механизмами, а объем здания составлял около 40 тыс. м3. После размещения оборудования и личного состава люфтваффе в башнях управления оставалось еще немало свободного места. Поэтому в двух из них — в Зоологическом саду и в парке Фридрихсхайн — администрации Музеев Берлина была предоставлена возможность укрыть коллекции.

В башне в Фридрихсхайне в нижнем ярусе разместили более 1600 картин из собрания Берлинской картинной галереи, а этажом выше — фонды скульптуры Музея кайзера Фридриха, Античного собрания, Музея декоративно-прикладного искусства, Национальной галереи и собрание азиатского искусства.

Берлин, 1945

Уже в конце 1944 года берлинские укрепленные хранилища, надежно защищавшие произведения искусства в предшествующие годы войны, перестали внушать уверенность немецкому командованию. В обстановке строгой секретности и нехватки транспортных средств с ноября 1944-го по апрель 1945-го несколько грузовых экспедиций эвакуировали более 1200 картин из бункера в Фридрихсхайне в соляную шахту «Кайзерода» в местечке Меркерс приблизительно в 400 км к юго-западу от Берлина. Именно там вместе с другими ценными находками — золотым запасом Рейхсбанка и знаменитым бюстом Нефертити — в апреле 1945 года они были обнаружены силами армии США, имевшей в составе специальное подразделение, созданное для поиска произведений искусства (MFA&A).

Участь оставшейся в Берлине части собраний была иной. С момента взятия города советскими войсками 2 мая 1945 года усилия трофейных бригад, выполнявших во многом схожую с подразделением вооруженных сил США функцию, были сосредоточены на эвакуации произведений из бункера Цоо. В соответствии с соглашением о четырехстороннем разделении Берлина территория Зоологического сада должна была находиться в британском секторе оккупации, и музейные фонды перешли бы союзникам. Все ценности из хранилища, в том числе знаменитый «Клад Приама», в спешном порядке были эвакуированы в сторону советского плацдарма Берлин — Карлсхорст для последующей отправки в СССР. Огромную сложность в транспортировке представляли монументальные рельефы Пергамского алтаря.

К этому моменту в бункере в Фридрихсхайне, формально находившемся под контролем советских войск, уже произошел первый из двух разрушительных пожаров. Сначала загорелось хранилище в нижнем ярусе, где размещались картины большого формата — их эвакуация оказалась невозможна. Более 400 первоклассных произведений искусства, среди которых были семь крупных работ Рубенса и мастерской, прославленные «Святой Матфей» Караваджо и «Царство Пана» Синьорелли, безвозвратно погибли. За первым пожаром, случившимся между 5 и 6 мая, последовал второй, произошедший между 14 и 18 мая и уничтоживший музейное хранилище в верхнем ярусе бункера. Среди множества укрытых там фондов были: античная и средневековая скульптура, византийское, китайское, японское искусство, декоративная керамика, ювелирные изделия, монеты, рамы. Причины и точные обстоятельства как первого, так и второго пожара доподлинно не установлены, хотя есть веские основания считать, что по крайней мере один из них стал результатом поджога.

ГМИИ им. А. С. Пушкина, 1945–1946

В отличие от картин, находившиеся в бункере в Фридрихсхайне предметы скульптуры, керамики и декоративного искусства не были полностью уничтожены огнем. Уже первый анализ показал, что из-под слоя пепла и мусора, образовавшегося в хранилище в результате пожара, можно спасти часть фондов. Работы, начавшиеся осенью 1945 года под руководством археолога, профессора Московского университета В. Д. Блаватского и продлившиеся до весны 1946-го, представляли собой полноценные археологические раскопки — важнейшей задачей было идентифицировать каждый найденный предмет. Несколько тысяч извлеченных фрагментов были отправлены двумя разными поездами в Москву и Ленинград, что привело к разделению фондов.

Директор ГМИИ им. А. С. Пушкина С. Д. Меркуров, настаивавший на пополнении фондов трофейными коллекциями, несколько переоценил возможности музея, нуждавшегося в помещениях и специалистах. О том, чтобы приступить к полноценной реставрации произведений из берлинских собраний в стенах ГМИИ, где в это же время находились коллекция Дрезденской галереи и несколько других, привезенных из разных регионов Германии, не могло быть и речи — в самом московском музее, пережившем эвакуацию фондов и испытавшем на себе все тяготы военного времени, имелось немало проблем. Тем не менее значительный объем консервационных мероприятий — идентификация, склейка фрагментов, очистка — был проведен в начале 1950-х годов силами небольшого числа реставраторов.

Амбициозным планам Меркурова по созданию музея мирового искусства не суждено было сбыться, а в политике СССР по вопросу трофейного искусства в 1950-е годы наметился иной курс. Отчасти следуя примеру американского правительства, возвратившего музеям Западного Берлина 200 шедевров живописи, которые после войны были вывезены в затяжное турне по городам США, СССР развернул масштабную кампанию по возврату перемещенных ценностей в музеи Восточной Германии и Польши. Возвращение картин Дрезденской галереи, которому предшествовала выставка в Москве, стало самым известным ее эпизодом. В результате передач 1955–1958 годов из вывезенных советскими войсками 2,5 млн предметов порядка 1,5 млн вернулись в ГДР. Перед отправкой в Москве и Ленинграде прошли выставки, которые посетили свыше 1 млн человек. После их завершения экспонаты были доставлены в Берлин, где незадолго до этого старое здание Музея кайзера Фридриха было открыто для публики под новым названием — «Музей Боде». Значительную часть экспозиции в нем заняли скульптуры, извлеченные из бункера в Фридрихсхайне и отреставрированные в Советском Союзе.

Работа с фондом перемещенных ценностей в 2000–2016 годах

Однако не все предметы, извлеченные из бункера в Фридрихсхайне, были переданы ГДР. Немало фрагментированных, потерявших первоначальный вид и нуждающихся в масштабных реставрационных работах памятников осталось на хранении в музеях Москвы и Ленинграда. Можно с уверенностью утверждать, что опасения испортить положительный политический эффект от возвращения вновь обретенных и отреставрированных произведений искусства Восточной Германии передачей предметов, слишком напоминающих инвалидов войны, сыграли в этом решающую роль. Вместе с тем, оставаясь в фондах советских музеев на особом секретном положении и занимая ограниченные ресурсы хранения, эти произведения не могли быть выставлены или как-то использованы. Временным решением проблемы стала передача предметов Архиву художественных произведений при Министерстве культуры СССР, состоявшаяся в 1963 году. Из этого депозитария, разместившегося на территории Троице-Сергиевой лавры в Загорске (ныне — Сергиев Посад), предметы особого фонда начали возвращаться в музей лишь после распада СССР, в конце 1990-х — начале 2000-х годов. Несколько десятилетий памятники были покрыты завесой секретности: их видели лишь несколько музейных хранителей, приезжавших с инспекциями, для исследователей и посетителей музеев они фактически перестали существовать.

Заняться исследованием и обработкой всего этого материала довелось только следующим поколениям музейных хранителей и реставраторов. Нередко они не имели никакой информации о работе своих предшественников в 1950-е годы. К реставрации фонда античной керамики, представлявшего собой обгорелые и деформированные фрагменты, упакованные в газеты военного времени, специалисты ГМИИ приступили в 2002 году. Итогом работы огромного коллектива реставраторов из нескольких музеев и специализированных мастерских стала выставка «Археология войны. Возвращение из небытия», открывшаяся в апреле 2005 года. На ней были представлены именно те произведения античной керамики, предметы из бронзы и резной кости, которые находились в бункере в Фридрихсайне. Многие повреждения на первый взгляд казались необратимыми, а сложности, с которыми столкнулись реставраторы, требовали разработки особых методик. Выставка показала важность сотрудничества с коллегами из Германии, в тот момент только начинавшегося. В ноябре 2005 года состоялся реставрационный коллоквиум с участием реставраторов из Берлина, работающих над идентичными задачами. К следующему проекту, посвященному искусству Древнего Кипра, реставраторы ГМИИ подошли, уже имея богатый опыт, что позволило представить более 300 отреставрированных экспонатов — расписных ваз, терракот и миниатюрных статуэток от бронзового века до эпохи Римской империи — на выставке в 2014 году.

Исследование и реставрация скульптур Донателло и других мастеров эпохи Ренессанса из фонда перемещенных ценностей

В 2015 году ГМИИ им. А. С. Пушкина приступил к новому проекту, посвященному реставрации скульптур итальянского Возрождения из бывшего берлинского собрания. Проект, с самого начала задуманный как взаимодействие двух музеев, ведется в сотрудничестве с берлинским Музеем Боде.

Сохраняющиеся в запасниках московского музея произведения знаменитых мастеров Ренессанса — Донателло, Андреа дель Вероккьо, Луки делла Роббиа и других — представляют собой чрезвычайно сложный для реставрации материал. Выполненные из мрамора и известняка, скульптуры плохо переносят высокие температуры, теряя под их воздействием структурную прочность. Реставрация многих из них требует уникальных методик и специальных исследований.

С марта 2016 года российские и немецкие реставраторы обмениваются опытом и методиками работы. Участие берлинских специалистов оказывает действенную помощь российским реставраторам еще и потому, что в Берлине сохранились оригинальные формы, снятые со скульптур для выполнения гипсовых слепков. Эти формы дают представление о первоначальном виде памятников и используются для восполнения недостающих деталей. С 2018 года российские специалисты проходят стажировки в Берлине, где работают над памятниками с аналогичными повреждениями.

С российской стороны к проекту присоединились специалисты Национального исследовательского центра «Курчатовский институт», сотрудничающего с ГМИИ им. А. С. Пушкина в нескольких областях. Длительная реставрация не стала препятствием для возвращения художественно значимых произведений скульптуры в научный оборот. Серия конференций, проведенных московскими и берлинскими хранителями в Берлине (Музей Боде), Флоренции (Институт истории искусств Института Макса Планка) и Тренто (Трентский университет), представила научной общественности промежуточные результаты и анонсировала существование 57 скульптур, считавшихся утраченными после Второй мировой войны. Для публики открылся специальный раздел на сайте www.museumconservation.ru, содержащий фотографии, информацию и реставрационные досье на предметы, включенные в проект. Информация переведена на четыре европейских языка и регулярно обновляется. В январе 2019 года в экспозиции ГМИИ была представлена первая отреставрированная в рамках проекта бронзовая статуя «Иоанн Креститель», считающаяся работой знаменитого флорентийского скульптора Донателло. Завершить ее реставрацию позволило обнаружение в фондах оригинальных фрагментов, считавшихся утраченными. Это одно из ценнейших произведений, доступное теперь посетителям музея со всего мира. Выставка еще 15 отреставрированных бронзовых скульптур запланирована на октябрь 2020 года.