Сюжет

5. Ритуал разделения

Здесь совершается метафорическое воскрешение умерших – как акт космогенеза, сотворения Космоса Хаосом-смертью. Хаос в мифах – андрогинное существо. Он распадается на две половины, и его активная женская часть отделяет от себя пассивную мужскую. Полностью разделившись на Низ и Верх, воды и небо, луну и солнце, они вступают в брак, порождая все живое. На вазах Южной Италии действуют только зрелые женщины-«матери», в торжественных, пышных одеждах, в головных уборах замужних матрон (саккосах и кекрифалосах), и хрупкие, беззащитные (почти всегда обнаженные) юноши-«сыновья». В эпоху доминанты «мужской» культуры, каковой была греческая классика, древний ритуал спасения был отобран у женщин мужчинами, и бессмертные прежде «матери» стали теперь умирать. Однако в искусстве все архаичные формулы сохранились.

Нижний ярус распадается на две части, что обозначено осью симметрии – висящей тенией и вертикальной развесистой ветвью. В каждую заключена группа из трех фигур с центральной персоной сидящего (умершего). В правой части вазы (слева от зрителя) воскрешают юношу, слева – женщину. Им подносят дары символ «жизни». Очевидна символика двоицы: раздвоенный ствол дерева (у Пана), венок с двумя ушками (еще не совершенный, не кольцевой), деревце с двумя ветвями, музыкальный инструмент в виде лестнички, т.н. ксилофон с двумя стойками, или просто жест руки с двумя вытянутыми пальцами. Юношу воскрешают две женщины в роли богинь, и он, восставший из мертвых, сам помогает спасать умершую-женщину. Он стоит за ее спиной, а она оборачивается, и их взгляды встречаются, но примечательно, что сила жизни по-прежнему исходит от древней спасительницы – богини, стоящей перед умершей. Обе загадочно контактируют только кистями рук – между ними проскальзывает невидимая искра, как у Микеланджело на фреске с Богом-творцом, создающим Адама.

Компьютерная реконструкция изображения
Компьютерная реконструкция изображения